Польскими дорогами 2: Вонхоцк — польский Урюпинск

Сегодня в три часа пополудни прибыли в Варшаву. Впечатлений много. Причины просты — i) мы посетили много городов (сёл и даже деревней), ii) в течение поездки сложилась отличная компания, iii) осмотр столь большого числа населённых пунктов в довольно сжатый период (17 пунктов за 7 дней, или 2,4 города в день) неизбежно начал процесс переосмысления пространства Польши. Попытаюсь описать всё. Начну с самых последних наблюдений

Оказалось (* — ок, были предположения, но их надо было проверить наблюдениями), что социально-экономическое пространство достаточно сильно поляризовано. Среди его «низин» посещённые нами Влоцлавек, в какой-то степени Калиш. Поселковые «низины» — Нова-Cлупия, и герой данного поста город (!) Вонхоцк, польский (или правильнее сказать центрально-польский, на юге эту роль выполняет посёлок Клай) аналог нашего Урюпинска. Город-символ периферии. Главный герой анекдотов про Вонхоцк — солтыс (по-нашему председатель сельсовета). Кстати, в Вонхоцке даже возвели памятник и стараются всячески использовать свою дурную славу в пиар-целях:

Вот несколько «анекдотов» про Вонхоцк (здесь сложно передать культурный контекст, а некоторые анекдоты построены исключительно на «непереводимой игре слов»). На мой взгляд, это не типичный «польский юмор», но безусловно важный его пласт:

— Почему в Вонхоцке носят резиновые сапоги белого цвета?
— Чтобы не оставлять следов на снегу.

— Почему в Вонхоцке строят круглые дома?
— Потому что солтысу пообещали навалять за углом.

— Почему в Вонхоцке во время мессы все лежат?
— Потому что у ксёндза низкий голос.

В источнике число анекдотов про Вонхоцк превышает сотню и время от времени пополняется новыми подколами.

Существует версия, будто бы город стал объектом насмешек не случайно. После восстания 1863-го года Вонхоцк лишили городских привилегий и разжаловали в посёлок. Согласно теории, участие в волнениях припомнили во время ПНР (плюс, в городе находится весьма влиятельный монастырь). Вот он, кстати:

Что можно сказать о соотношении реальности и действительности? Во-первых, Вонхоцк аналог Урюпинска исключительно с точки зрения его символической функции. Город размером чуть менее трёх тысяч человек едва ли сравнится по другим параметрам с Урюпинском. Но, опять же – на главной площади: пара магазинов и ни одного кафе (не считая совсем простенького кафе с мороженным). Добавим атмосферы:

Культурный центр (он же дом культуры):

Бритоголовые пацаны косясь на нас проходят мимо. Старичок алкоголического вида в старой спортивной куртке любопытно глазеет на всё происходящее на «его территории», пахнет (я имею в виду именно запах) чем-то деревенским (не могу определить, чем конкретно). Во дворе одного из домов увидел такой вариант палимпсеста:

С другой же стороны, по уровню чистоты и обустроенности, Вонхоцк легко даст фору многим российским городам, довольствующимся куда более «центральным положением». Да, на центральной площади нет кафе, но сравните-ка с российскими городами.

Помнится, сравнимый по размеру город Юхнов (этот древний город стал одной из жертв «новой географии» 20-го века) едва ли мог позволить себе что-то подобное.

Суть истории с Вонхоцком — относительность «периферии», как понятия. А эта надпись мне просто нравится:



LiveJournal

Leave a comment

Подписаться на ленту Профиль на Фейсбуке Русскоязычный Твиттер ЖЖешечка Наверх!