Нобелевская речь Бродского


Наткнулся у одного из френдов на Нобелевскую речь Бродского (MP3). Нашёл для себя очень много близких моментов:

На сегодняшний день чрезвычайно распространено утверждение, будто писатель, поэт в особенности, должен пользоваться в своих произведениях языком улицы, языком толпы. При всей своей кажущейся демократичности и и осязаемых практических выгодах для писателя, утверждение это вздорно и представляет собой попытку подчинить искусство, в данном случае литературу, истории. Только если мы решили, что «сапиенсу» пора остановиться в своем развитии, литературе следует говорить на языке народа. В противном случае народу следует говорить на языке литературы. Всякая новая эстетическая реальность уточняет для человека реальность этическую. Ибо эстетика — мать этики; понятие «хорошо» и «плохо» — понятия прежде всего эстетические, предваряющие понятия «добра» и «зла». В этике не «все позволено», потому что в эстетике не «все позволено», потому что количество цветов в спектре ограничено. Несмышленый младенец, с плачем отвергающий незнакомого или наоборот, тянущийся к нему, отвергает его или тянется к нему, инстинктивно совершая выбор эстетический, а не нравственный.

Ну да, универсализм чистой воды. Но зато какой! Несмотря на то, что подобную позицию легко подвергнуть критике, я всё-таки на стороне Бродского. Я соглашусь с ним, что представления о «добре» и «зле» имеют общие корни, следовательно можно рассуждать о глобальном «добре» и глобальном «зле» для всех народов.

Под катом можно не читать — цитаты себе на память

Эстетический выбор — индивидуален, и эстетическое переживание — всегда переживание частное. Всякая новая эстетическая реальность делает человека, ее переживающего, лицом еще более частным, и частность эта, обретающая порою форму литературного (или какого-либо другого) вкуса, уже сама по себе может оказаться если не гарантией, то хотя бы формой защиты от порабощения. Ибо человек со вкусом, в частности литературным, менее восприимчив к повторам и заклинаниям, свойственным любой форме политической демагогии. Дело не столько в том, что добродетель не является гарантией шедевра, сколько в том, что зло, особенно политическое, всегда плохой стилист. Чем богаче эстетический опыт индивидуума, чем тверже его вкус, тем четче его нравственный выбор, тем он свободнее — хотя, возможно, и не счастливее.

Я давно понял, что интеллект — это реальная защита. Как сказал бы Мишель Фуко — это власть. Собственно, все и так знают, что «знание — сила». Но обычно эта формула употреблялась как позитивная, сейчас же она обретает смысл — как сила бороться. Бороться с пропагандой, с тем, чтобы не быть «загипнотизированным» государством.

Мир, вероятно, спасти уже не удастся, но отдельного человека спасти можно. Эстетическое чутье в человеке развивается весьма стремительно, ибо даже полностью не отдавая себе отчет в том, чем он является и что ему на самом деле необходимо, человек, как правило, инстинктивно знает, что ему не нравится и что его не устраивает.

Скажу только, что — не по опыту, увы, а только теоретически — я полагаю, что для человека, начитавшегося Диккенса, выстрелить в себе подобного во имя какой бы то ни было идеи затруднительнее, чем для человека, Диккенса не читавшего.

Говорят сегодня 20 лет ей исполнилось. Очень проникновенная.

PS: ещё по поводу Нобелевских премий — статья «что такое mechanism design theory» — это уже о современных нобелевских призёрах по экономике.



LiveJournal

Comments

только не "царственный", а — нравственный выбор…у Бродского он — нравственный…

posted by Ирина on 12.06.08 at 22:55

Leave a comment

Подписаться на ленту Профиль на Фейсбуке Русскоязычный Твиттер ЖЖешечка Наверх!